Феномен Демны

vetements-couture-1-960x640

Я давно пришла к мысли, что каждому городу своя мода. Не то чтобы парижанкам элегантность, а англичанкам эклектика, но тенденции каждый новый сезон. Покажите среднестатистическому белорусу кутюрную коллекцию Balenciaga или Vetements, он ахнет или вовсе закатит глаза. Да и на улицах Минска трудно представить барышень в high-waist boots. Только если у цирка. Понимаете, какой феномен. У белорусского клиента есть точное разделение всего увиденного на хорошо и плохо, на красивое и некрасивое, на толстое и худое. Есть сапоги на зиму и есть для проституток. Все, точка, остальное в рамки не вписывается. Поэтому представить девушку в барах Минска в одном из нарядов Vetements практически невозможно, да и фейс-контроль она явно не пройдет. Что за толстовки с рынка Динамо?! Или же безразмерные костюмы с расстёгнутыми пуговицами на животе. Все-таки есть определённый дух у вещей, связанный с городами, которые этот дух принимают. Есть vet0437осведомленность людей о брендах иных, чем Versace или Gucci. Есть Недели моды, в течение которых улицы заполняются людьми-артистами, а не только модными снобами и самовлюбленными любителями ньюбэлансов под вечерний туалет. Дело не только в доходе, но в стиле жизни обывателей городов и в той атмосфере, которая  витает вокруг людей в обществе, где они вращаются. Я помню свою учебу в Polimoda. Университет, по большей части, направлен на заинтересованность нишевыми брендами, а колористика – black and white. Что же…Через какое-то время я и сама начала одеваться преимущественно в эти цвета и копить на одежду Maison Martin Margiela, нежели на очередные туфли Gucci. Тебе прививают определенный вкус, и ты должен жить по правилам, которые есть, и особенная сладость в том, когда тебе нравится эта самая ситуация, и ты ее полностью принимаешь. Или не принимаешь вовсе. Именно это и есть момент, когда ты можешь стать трендсеттерем.

Ведь в чем, собственно, феномен коллекций Демны Гвасалии? Мы это все уже видели. Мы с этим знакомы, и нам это не чуждо. Это камбек из прошлого, который мы принимаем с такой же романтической ностальгией, как и напиток Yuppy или жвачку Love is. Интересно, что спортивки и мастерки, над которыми еще недавно посмеивались, приобрели статус классики. Казалось бы, это далеко не маленькое черное платье или костюм-двойка. В этом и сок, и я бы назвала это термином „нео-классика”. Велюровые костюмы Juicy Couture, которые уже стали моветоном и уместно выглядят тольков в домашнем декоре, приобрели новую форму, незнакомую замыленному глазу привычным образом блондинки с собачкой под мышкой. Он стал уличным, “пацанским”, хоть и с блеском все тех же знакомых надписей стразами. Хотя и сохранил элемент, мне кажется, русского менталитета – неправильные трусы. Трусы, так и кричащие резинкой из под облегающего велюра. Ведь, по сути, все эти инсайдерские коллаборации с Juicy Couture, DHL, Levi’s, Dr.Martens не что иное, как пройденные этапы жизни. Этапы желаний и недоступности. Как многие хотели джинсы, или все те же мартинсы, или тот заграничный изыск в виде костюма Juicy или Brioni. И хоть это переиначено на новый лад и пересмотрено миллионами глаз, суть остается той же – мало кто поймёт эту коллекцию так, как люди, вышедшие из СССР. Произошла периодизация „от недоступного к излишнему”, выраженная в единой коллекции спустя столько лет. И именно спустя столько лет это скорее вызывает улыбку и воспоминания о голодном прошлом и подростковых мечтах, чем о желании приобретения. Ведь как может западный зритель верно оценить коллекции, созданные на зачатках замороженных жвачек в холодильнике. Западный клиент рассмотрит эту коллекцию как ре-интрепретацию вещей, которые были доступны всегда, но приобрели новую форму, сохранив содержание. В любом случае, что на западе, что на востоке, эта коллекция привела к главному – созданию тренда. Сегодня масс-маркет уже кричит оверсайзными свитшотами со всех витрин магазинов от Zara до Stradivarius.

z-1

Но подиум не терпет бедности. Поэтому, кухни с газовыми плитами, сигаретные бычки в банках nescafe, газеты под обоями и пластиковый душ реинкарнировались в лакшери-коллекции, представленные не на подиуме, а среди роскошных магазинов Галереи Лафайетт в Париже. И думали ли пузырьки с лекарствами в холодильнике и Земфира с камбеками, что когда-нибудь они смогут пройтись от Acne до Сartier, а редакторы известных журналов будут воспевать им далекое будущее, отдавая мир моды в их руки. Для меня феномен Демны – это преломление системы. Есть система с ее законами, правилами и преемниками в виде родственников, а есть бренды как Vetements, которые не идут против системы или за систему. Они вообще не думают о какой-либо системе, только о здесь и сейчас. Здесь и сейчас в коллекции больше смысла и эмоций, чем в преславутом Philipp Plein или же Roberto Cavalli. Коллекции Демны – это больше современное искусство, чем мода: Vetements можно выставить в MOMA, а на Plein можно сделать только китайский контрафакт, понимаете о чем я? И сама идея коллекций-экспонатов на людях в городе разве не имеет под собой феномен открытого уличного динамичного музея. Тогда это по сути города-музеи, каждый день принимающие все новые и новые экспонаты. Или может я все это придумала, но разве не в осмыслении и интерпретации идея искусства, и моды как искусства в частности? Станет ли Минск когда-нибудь городом-музеем? А будет ли мальчик?

04-vetements_3up-w710-h473-2x

Photo: Vogue.com
bailabambalina

Brand Manager in Fashion and Luxury Goods and Blogger

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s