Good Morning, Monsieur Arnault!

cHQCLSotWjbp2gdvWLm8G5lxo1_500

По улице прошла очередная девушка с фейковой Louis Vuitton Speedy Bag. Что подумал очередной житель мегополиса или, наоборот, небольшого городка, сидящий на скамейке напротив, одетый преимущественно как «хипстер». Сам того не зная, но, заворачивая джинсы так, чтобы были видны носки с персонажами мультфильма «Том и Джерри», он относится к людям, претендующим на собственный эксклюзивный стиль, в принципе того не имея. Сразу вспоминается картинка из какой-то популярной соц-сети двух человек одетых одинаково, но у одного в руках старая газета, а у другого – журнал и очки Ray Ban. Притом, все бы ничего, но он любит, когда за глаза его называют «хипстером». Но не о том. Он сидит, попивает кофе из картонного стаканчика и закатывает глаза при виде молодой барышни.

«Луи Вуиттон у нее хоть настоящий или как обычно фейк?»

В принципе, будучи хипстером или нет, этот вопрос всегда появляется в нашей голове. «Куда уж ей, провинциалка видать. Ну почему не купить просто кожаную сумку без всех этих «L» и «V».» Но если разобрать, что толкает нас на покупку фейка, или почему имея полною свободу действий мы ориентируемся преимущественно на Louis Vuitton, а не например наBottega Veneta.

Делая исследования, пусть не безумно широкого профиля, но все же, тут одним словом на вопрос не ответишь. Западно-европейский рынок, восточно-европейский, азиатский и Москва(!будем рассматривать только ее) имеют свои понятия и свои видения на этот счет.

Louis Vuitton, как например Lamborghini или Apple, но Apple не в такой эксклюзиной области, создают свой «brand identity», давая возможность покупателю становиться частью особого клуба, часто эксклюзивного, часто довольно-таки дорогого, что позволяет ощущать себя частью чего-то особенного. Как говорил Котлер «мало удовлетворять покупателя. мы должны доставлять неимоверное удовольствие», поэтому эмоции от покупки, шуршащая бумага, твердые картонные пакеты с ручками и состояние, с которым ты приходишь в компанию друзей с тем или иным продуктом, всегда повышает самооценку и, как бы не звучало, повышает твою собственную “цену”. Восточная Европа и Москва сконцентрированы на «лейблах», и чем их больше, тем лучше: с большими бляшками «H» на ремнях, «Dolce&Gabbana» на ботинках, и бриллиантовыми Hublot на часах. Это не произошло в один день – это во многом связано с разделение общества на «Old Rich» и «New Rich». «Old Rich» сконцентрированы на качестве, на эксклюзивности, на терепние, на классике и приглушенных цветах, часто они не выходят за пределы синих джинсов, простых рубашек и макасинов. Вы не увидите сверкающую за километры фирму их часов, но часто, посещая магазины, они могут потратить намного больше тех, чья одежда пестрит именами. На этих понятиях больше сконцентрирована Западная Европа. «New Rich» – те, на кого в один день свалилось чудо заработать много и они показывают всем, чего они добились, покупая все знаменитое и блестящее, и чтобы побольше имен, побольше стразов, всего побольше. В России и Востояной Европе это связано во многом с историей, начиная от Второй Мировой Войны, когда не было ничего, потом 90е, поэтому показывать кто на что способен было в какой-то степени «долгом чести», да и до сих пор находится в нашем ДНК. Или же здесь свое берет молодость – начать зарабатывать в молодом возрасте и покупками в первую очередь показывать, чего я достиг. Вообще в Восточной Европе и Москве всегда существовала гонка: кто больше потратит, купит, съест, съездит, у кого больше женщин, мужчин, домов, собак, сумок или туфель, у кого длиннее яхта, быстрее машина, моложе очередная любовница и так далее. Это есть и в Америке, но не настолько встроено в ментальность, чем у «русских». Возможно, потому что как таковых «американцев» нет. На сегоднящний день пирамида Маслоу, где общество разделено на слои от эксклюзивных потребителей до обычных людей, переросла в схему в форме песочных часов – где есть LV, Prada, Hermes, Gucci и естьZara, H&M, Topshop, и практически склонны к уничтожению такие фирмы как Furla, Fornarina, Loewe и так далее. Связано с тем, что потребитель покупает дорогие марки, а на оставшиеся деньги приобретает остальное: купить сумку Louis Vuitton за 700 евро (для заметки- ее себестоимость 20 евро) и майку Zara. Вы подумаете, что ведь это тренд – совмещать дорогое и дешевое. Есть понятие Mix Matching, а есть «копить всю жизнь ради сумки, которая того не стоит». Но первое – это Западная Европа, второе –это Восточная Европа и Москва.

У вас вероятно может появиться вопрос, что плохого в майке Zara и сумке Louis Vuitton? Какая разница? Вот в принципе и ответ. А какая разница в кожаной качественной сумке без знаменитого лейбла, и сумке Louis Vuitton, которая даже не сделана из кожи, а из канвы, которая является пластиком. Да, в принадлежности к Бренду и в, простите мой английский, «showing off». Перед вами поставят две одинаковые сумки – одну с буквами LV, а другую точно такую же, но без. Вы сами знаете ответ, что вы выберете.

Русская ментальность всегда была направлена на «показать мощь денежную богатырску», и даже если ее нет – «претендовать на нее». Неуверенность в себе? Да, безусловно. Развивать уверенность через материальные блага? Опять-таки, да. Понятие того, что, показывая, на какие покупки способен, зарабатываешь уважение, желание быть таким как ты, зависть, состояние беззаботной сладкой глянцевой жизни. Почему так? Потому что у нас зима длится 10 месяцев в году, потому что приходится работать там, где не хочешь, потому что каждый день теряешь веру в себя, в любовь, в семью, а краски жизнь приобретает только с новой покупкой. А с любимым Instagram так вообще сказка, онлайн трансляция всех покупок, и если кто-то не узнал «этот дорогой и знаменитый лейбл» ставишь #hashtag, чтобы уже наверняка. На Западе уже в конце февраля плюс 13, каждое воскресенье у них «Lazy Sunday», лучшие дни для походов в клубы – понедельник и среда, во время ланча ты спокойно пьешь вино, вечером около 9 ты выходишь с друзьями в бар выпить бокал Prosecco, люди сами создают себе это состояние Dolce far’ niente. Для нас это прожигание жизни, «конечно они могут себе это позволить, у них же зарплаты вон какие». Но они не боятся жить, а получают удовольствие, и преимущественно не смотрят в будущее. Сегодня есть бутылка белого сухого, сегодня живем. А нас слишком сильно компосирует государственный строй, создавая рамки, в которых ты жить можешь и за которые выходить запрещено. У нас все по плану, на Западе ты живешь в принципе по какому-то там плану, который меняется пару раз в день. Мы пашем-пашем-пашем, чтобы наконец купить этот заветный кошелек Gucci, который по сути не нужен, но «будет мило смотреться, если я положу его на стол и все будут смотреть, что я МОГУ себе ЭТО позволить». Чтобы удостовериться в наших силах, мы все время кому-то что-то доказываем, а ведь надо начать доказывать что-то себе, чтобы поменять свое мнение о происходящем. Но пока мы доказываем кому-то что-то, со счастливым лицом в Париже каждое утро будет просыпаться Бернар Арно, владелец LVMH.

bailabambalina

Brand Manager in Fashion and Luxury Goods and Blogger

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s